Не так давно одна из моих знакомых, высокообразованный человек, всю жизнь работающий в сфере искусства, назвала скульптуру «маргинальным видом искусства». От этих слов я испытала искреннее недоумение сродни лёгкому шоку, так как я живу и дышу внутри этого «пространства скульптуры» и плохо представляю себя вне его. Тем не менее, здесь есть над чем задуматься, хотя причины этого явления лежат на поверхности. Много слов уже сказано исследователями о том, что «скульптура – не живопись», ей не свойственны быстрые реакции на меняющийся вокруг мир по ряду субъективных причин, характерных для скульптуры, как специфического вида искусства. Это и многозатратность изготовления скульптурного произведения, и сложность его создания, и длительный период времени от рождения идеи до ее воплощения в материале. Одним словом, скульптура в каком-то смысле инертна, оттого ей сложно «достучаться» до зрителя, того, кому она непосредственно адресована. И, тем не менее, она коннотируется со своим временем, в каждый из периодов словно заново переживая своё рождение.

Художник и время – эта тема актуальна во все эпохи и для всех видов искусства, но особенно болезненной она была и остается для скульптуры в силу вышеозначенных причин. Проект, который состоялся и, надо признать, очень успешно, в «Галерее 9/1» в Москве – «Чего изволите? Художник на госзаказе» - вскрывает именно эту проблему сложных взаимоотношений художника со временем, причем в различных ее аспектах. Акцент сделан на творчестве одного из ярких представителей в скульптуре советской эпохи - Леонида Берлина. Очень точно подмечены Павлом Николенко, куратором выставки, многие нюансы так называемых «творческих стратегий» большинства представленных в экспозиции авторов. Пожалуй, трудно согласиться лишь с одним утверждением, касающимся именно Л. Берлина: что нет ничего общего у скульптора между работами «на заказ» и, так называемыми, «творческими». Безусловно, при более пристальном всматривании, мы обнаружим, (не взирая на явные жанрово-тематические различия), общность композиционных построений, характерную манеру работы с материалом, специфическую моделировку лиц персонажей – т.е. те черты, которые характеризуют чисто авторский стиль. Ведь именно к такому выводу - о сложности внутренних взаимовлияний – приходит в результате П. Николенко.

Творчество Л. Берлина очень естественно вписано в живописный и скульптурный контекст того времени, когда он  работал, времени советского. «Перетекание» экспозиции из уличного пространства во внутренние помещения особняка не вызывает ни внешних, ни внутренних диссонансов. Скульптура и живопись «не мешают» друг другу. Призрачный свет, «окрашивающий» работы в зыбкие пространственные ощущения, создает настроение той эпохи, которая когда-то была нами самими, которая ушла в небытие и которая с каждым десятилетием всё более становится ускользающим мифом…

Ирина Седова.
Искусствовед, научный сотрудник
Государственной Третьяковской галереи.